Альманах
"Будущее прав человека
в России"

Выпуск №1

Из статьи "О соблазнении саморегулированием"
С.Г. Маковецкой

"…Заговорили о саморегулировании в правозащитной деятельности.

Это хорошо в том случае, если разговор будет вестись не в тональности вынужденных действий на захваченной территории. Периодически где-нибудь разговаривая о саморегулировании, я чаще всего получала в ответ что-то типа: "Классно! Вместо их регулирования будет наше саморегулирование". В том-то и дело, что вместо не будет.

Саморегулирование - это не обманный маневр захода к государству с тыла. Саморегулирование мы осуществляем на своей территории, на собственные деньги и с собственными рисками. Более того, большая часть наших саморегулируемых изысков государству "фиолетовы".

Саморегулирование может увеличить доверие внутри сообщества и доверие к сообществу населения. А может стать предметом кампанейщины, будет поддержано фондами в отношении определенного круга организаций и станет источником маленькой тлеющей внутригражданской войны.

Саморегулирование - это актуальный вызов, хорошая возможность и реальные риски.

Может быть, стоит как можно скорее начать обсуждать и первое, и второе, а главное - третье…" "…В принципе, в самом первом приближении саморегулирование состоит из трех составляющих: саморегулируемые организации (СРО), саморегулируемые среды и саморегулируемые занятия (виды деятельности и т.п.).

СРО, к примеру, может быть Международный Мемориал или любая иная сетевая организация или ассоциация, если бы они разработали, приняли, гласно представили и отслеживали выполнение дополнительных стандартов прозрачности, демократии в управлении и т.п. всеми организациями - членами сети или ассоциации. Саморегулируемая среда - это неинституциализированные (не формализованные в рамках закона) объединения и площадки, гласно устанавливающие правила и имеющие безусловное право принимать или не принимать к реализации на своей "территории" те или иные правозащитные инструменты. Пример - гипотетическое функционирование правозащитного аналога "Билингвы" (Московского клуба публичных лекций и дискуссий на самые животрепещущие социальные и гуманитарные темы). И, наконец, саморегулируемые правозащитные "профессии" (специализированные виды деятельности): гражданские контролеры, правозащитные фандрайзеры, исполнители гражданских расследований, эксперты по правам человека и т.д. Их ассоциации могут установить базовые требования и принципы для деятельности в данной сфере. Сначала к членам своих ассоциаций. А со временем ассоциации вырабатывают единые требования ко всему данному видовому сегменту правозащитного "кластера". Как правило, такие саморегулируемые профессии вырабатывают разнообразные профессиональные и этические кодексы и предлагают согласным к ним присоединяться…"

  • …Отдельными объектами регулирования могут являться:

  • минимальные обязательства по предоставлению информации;

  • обязательность (возможность) включения представителей заинтересованных групп в органы управления организацией или в стратегические группы и попечительские советы при реализации правозащитных проектов;

  • публичное представление докладов и отчетов о деятельности;

  • реально действующие механизмы консультаций с заинтересованными группами;

  • понятный и не чересчур обременительный "для клиентов" механизм оценки конкретного взаимодействия представителей данных групп с правозащитниками, в том числе возможность введения "Книги жалоб";

  • учет в проектировании деятельности и оказании правозащитных "услуг и обслуживания" предпочтений получателей помощи (речь идет об элементарной необременительной сервисности приема, информирования, делопроизводства и т.п.);

  • возможность внешнего мониторинга деятельности и т.д.

В условиях, когда чрезвычайно неоднозначно оценивается взаимодействие отдельных правозащитных акторов с представителями исполнительной власти и политическими партиями, имеет смысл рассмотреть правила такого взаимодействия как предмет добровольного регулирования и контроля. Ничего в этом уничижительного для фронтменов правозащитного движения нет. Известен закон: "Хочешь увеличить доверие - институциализируй (формализуй, описывай правила) недоверие". Можно ли договориться о правилах, делающих обязательным гласное и доступное для заинтересованного сообщества заявление лидера о том, в каком качестве он выступает - в личном или представляет организацию, получив у нее соответствующий мандат? Необходим ли публичный отчет людей, входящих в разнообразные советы при органах власти об эффективности и результативности деятельности таких советов? Нужно ли договариваться о правилах участия в таких советах и выходах из них? Можно ли сформулировать правила взаимодействия с политическими партиями, которые бы учитывали реальный имиджевый риск и размывание собственной неполитической идентичности для всего сообщества при слишком "чувствительном" сближении гражданских акторов с политическими? Переносим ли мы правила взаимодействия с отечественной властью на взаимодействие с представителями правительств зарубежных стран? И многое другое, что так будоражило участников дискуссий, начиная с Гражданского форума..."

"…Проблема недостроенности правил саморегулирования правозащиты не решается за счет отсылки к государственному регулированию в недостающей части. Установления собственного "суда" или какой-то иной институции с аналогичными функциями не избежать.

Отсутствие суда - есть отсутствие возможности апелляции члена организации в случае неверного решения по его поводу органа СРО. Наивно считать, что при реальном саморегулировании в проблемных сферах правозащитного сообщества не будет предметов для несогласия, потому что все, связанные "договором о присоединении", будут одинаково трактовать и, безусловно, выполнять правила и процедуры.

При этом, если нет внутреннего "суда", прозрачного, с понятной процедурой и предъявляемыми обществу решениями, то по факту предполагается, что наши глубоко нюансированные правила могут быть оценены на предмет их выполнения либо государством, либо никем.

Возможное перекладывание "самой неприятной" деятельности в саморегулировании "на дядю", к сожалению, увеличивает риски круговой поруки.

Логика здесь простая. Государство, да и население, в данный момент, предполагает, что даже самые невинные правозащитные союзы и объединения могут быть оболочкой неправедного сговора. И в случае "внешнего" разбора жалобы какого-либо правозащитного актора на неверную оценку саморегулируемой организацией выполнения им правил, этой СРО светят серьезные разбирательства с надзирающими за НКО органами. Именно поэтому, видимо, никакая организация - член СРО в государев суд саморегулируемую организацию не потащит. Потому что обижать своих членов в этих условиях правозащитная СРО не станет. Я даже догадываюсь почему…".

Полный вариант статьи "О соблазнении саморегулирования" будет размещен на сайте 1 марта.

 

Светлана Геннадьевна Маковецкая
- руководитель исследовательского проекта "Будущее прав человека в России", программный директор Института национального проекта "Общественный договор"

Светлана Геннадьевна Маковецкая