Альманах
"Будущее прав человека
в России"

Выпуск №1

Из статьи "Продвижение прав человека: рыночные стратегии или религиозные войны"
Г.С. Шведова

"…На самом деле борьба за права граждан нашей страны не завершилась поражением в прямом смысле этого слова, просто достигнутые результаты не коснулись всех слоев населения. То есть не смогли прорвать девственное, в своей примитивности, сознание россиян. Были написаны демократические законы и замечательная Конституция, но только правоприменительная практика сыграла злую шутку с идеалистами. Нормы, которые должны были быть защищены этими документами, довольно быстро стало некому отстаивать. Демократические лидеры стали муляжами свобод - кто экономических, кто политических, потому они и обосновались на поле потешной битвы, что баталии разыгрывались без всякой попытки перейти в наступление. Впрочем, и бороться было не с кем, чиновники разного ранга освоили необходимую терминологию и вот уже много лет основное состязание происходит в сфере риторической. Далекой, на всякий случай, от публичности (далекой так, как далеки семинары и конференции от телевизионных дебатов). Вся эта виртуальность прав способствовала их сакрализации. То, что могло стать обыденным, стало святым. Круг тех, кто воспринимал права человека в качестве повседневной поведенческой нормы, стал сужаться. И сузился к началу XXI века до группы чернокнижников, очертивших пространство вокруг себя. Внутри этого пространства действует свод правил, настоянных на нездешних декларациях и резолюциях. Порой заклинаниями,[1] камланиями вокруг новых и старых идолов[2] удается изменить конкретные судьбы, но давно не удается достичь никаких системных изменений в жизни граждан страны. Нет, это не осажденная крепость, ее пока не штурмуют. Это именно круг, неформальное пространство, значимость которого более очевидна изнутри, чем извне. Лучшие головы, чистые помыслы, благородные позывы - основа наиболее деятельной части гражданского общества России, так называемых гражданских организаций (в терминологии А.Ю. Даниэля). О них, таких противоречивых и востребованных, таких неэффективных и значительных, и пойдет речь. Конечно, такое сообщество легко обозвать сектой, хотя и не вертикального управления, российским ответвлением мировой религии. Посмотрим, сколь много сходств..."

"…И, наконец, основной продукт, основное благо, которое производят НКО, достается ее членам и сторонникам, но никак не массам. В этом системное отличие от героической эпохи, когда любые правозащитные действия (будь то манифестация на Красной площади или написание открытого письма) были ориентированы на массовое сознание, оболваненное советской идеологией. Вектор нынешних НКО направлен на собственные, в широком смысле (включая членов и сторонников), нужды. Что же мы производим? Много слов сказано про услуги, оказанные населению. Но если присмотреться к ним попристальнее, не через крупное сито модных количественных исследований, но изнутри, то мы увидим довольно малое число приемных, довольно низкие их пропускные способности. Что же кроме консультаций производят общественные организации в сфере продвижения ценностей? Издаются книги, изготавливаются выставки, выращиваются веб-сайты. Насколько этот товар конкурентоспособен на российском рынке? Ответа на этот вопрос вы никогда не получите, потому что сама его формулировка является кощунственной. Да как же может конкурировать Святое Писание (а правозащитные опусы в узком кругу ценятся не иначе как сакральные тексты) с бульварными повестями и глянцевыми журналами? Поставить в один ряд свое святое и их обыденное мы не в силах. Весь мир с его массовой культурой выброшен, как торговец из храма, посвященного правам…"

"…Общий смысл такого подхода прост - мы продвигаем в инородную среду свою систему ценностей, меняя среду, пытаясь делать ее однородной, в каком-то смысле пытаясь сделать из сообщества - приход. Подходит ли такой подход для учения, которое постулирует, что оно - единственно верное. Да. Подходит ли оно для принципов формирования гражданского общества? Нет. Подтверждением тому является непопулярность гражданских прав, неочевидность ценностей, с ними связанных.

Если же мы продвигаем продукт на рынок, нашим с вами соседям, просто пешеходам, незнакомым людям, то мы уже не миссионеры, не те, кто несут это знамя святого учения, мы - маркетологи. Конечно, это громкий термин по отношению к нам, более напоминающим старушку, продвигающую молоко - дачникам, редиску - прохожим и всем вместе взятым незнакомцам - пустующую комнату в своем домике на берегу моря. Но, поверьте, чем больше проходит времени, тем сильнее, пусть не всегда осознавая это, старушка ориентируется на другие пустующие комнаты в их поселке, строительство овощного рынка и прибытие туристических автобусов. И ее предложение меняется, исходя из этих и многих других факторов. Почему же мы, общественные организации, не смотрим на потребителя наших товаров, на спрос? Мы не пытаемся сформировать предложение не знакомым нам людям, мы пассивно ждем, когда в нашу дверь постучатся обездоленные, с тем чтобы отдать "молоко, редис и комнату" разом. И бесплатно - мы ведь НЕкоммерческие…"

"…Образцом поведения являются организации, постоянно озабоченные состоянием своей аудитории, изучающие ее изменения, модифицирующие свою миссию и деятельность исходя из потребностей клиентов. Только такое, активное отношение к своему потребителю позволяет держать себя в тонусе времени, не прибегая к дорогостоящим подтяжкам лица и другим пластическим операциям общественного ребрендинга (введение биологически молодых людей в старые управленческие схемы особенно часто эксплуатируется в политической сфере). То есть менять черты лица и другие доступные для публичного обозрения детали организма, исходя из своей миссии. Если последняя подразумевает, что необходимо быть поющим "тарзаном" Киркоровым, не позволяйте себе обрюзгнуть и облысеть, аудитория этого не простит. Публичность, политическая или общественная, имеет довольно много общего с шоу-бизнесом. Из интересных сходств, которые могут быть полезны для НКО, - чувство глубокого удовлетворения, которое приносит шоу аудитории. Целевые группы становятся очень преданными своим кумирам. Кумиры начинают думать, как им работать с поклонниками. Эта схема методически иллюстрирует вектор продукт - продвижение продукта - покупка продукта - удерживание аудитории для нового продукта. Таким образом формируются и расширяются группы сторонников, таким образом происходит обновление целевой аудитории. Использовать эту схему в своей работе могут и общественные организации…"

"…Мерой спроса являются цены на ценности. Потому что само слово "ценности" тоже, несомненно, произошло от корня "цена". То есть необходимо невероятно высоко ценить нечто с тем, чтобы оно стало ценностью. Конечно, критики скажут - ценности духовные не могут быть оценены. Но будут не правы, духовные ценности свою стоимость обретают в приверженцах. Когда их нет, ценности девальвируются, когда их мало - маргинализируются. Что, впрочем, не всегда ведет к их умиранию, мир катакомб явил немало колоссов от идеологии (таких как христианство или большевизм), но не взрастил гражданских обществ в подвалах. Именно поэтому НКО, занимающиеся продвижением ценностей, должны поставить перед собой вопрос - что они продвигают? Кому предназначен тот товар, то есть куда, в какую среду идет продвижение? Какую цену за него готовы платить, то есть как осуществляется продвижение? Может быть, эта цена - посещение митинга, непредсказуемые последствия и неприятности по службе all included, а может, цена пониже - полчаса на чтение сайта в неделю, три часа на знакомство с новой книгой, при правильно поставленной работе все эти виды деятельности являются формой передачи ценностей. Но только тем, кто платит своим вниманием, временем, усилиями, а, в конце концов, и деньгами. И, наконец, что мы хотим получить, зачем производится вся эта работа? Ответ на этот вопрос должен быть сформулирован с самого начала...".

Полный вариант статьи "Продвижение прав человека: рыночные стратегии или религиозные войны" будет размещен на сайте 1 марта.

 

Григорий Сергеевич Шведов
- директор Информационного Агентства МЕМО.РУ, главный редактор ежедневного Интернет-издания "Кавказский узел" http://kavkaz.memo.ru/ (Москва), эксперт исследовательского проекта "Будущее прав человека в России"

Григорий Сергеевич Шведов


[1] Тексты заклятий, в отличие от времен первобытных, являются общедоступными, составляя значительную часть законодательной базы страны, но все так же, как и в те времена, малоупотребимы. (вернуться)

[2] Митинги в стране по-прежнему проходят на площадях имени советских героев, не потому ли они столь неэффективны, что взывание к развенчанным уже символам априори не может привести к каким-либо последствиям. В Москве и Санкт-Петербурге с ними конкурирует Пушкин да Соловецкий камень - последний делает сравнение с камланиями особенно точным. (вернуться)