Пермская гражданская палата - Главная

НОВОСТИ



09.09.16. Новый сайт ПГП на PGPALATA.RU >>



08.09.16. Павел Селуков: «Пермские котики станут жителями Европы» Подробнее >>



08.09.16. Пермяки продолжают оспаривать строительство высотки у Черняевского леса Подробнее >>



08.09.16. В Чусовом появятся 54 контейнера для сбора пластика Подробнее >>



08.09.16. Жителям Перми расскажут об управленческих технологиях и их применении в некоммерческом секторе Подробнее >>



08.09.16. Пермские общественные организации могут обновить состав Комиссии по землепользованию и застройке города Подробнее >>



07.09.16. Историческое общество намерено помочь пермяку, осуждённому за реабилитацию нацизма Подробнее >>



07.09.16. До открытия в Перми «Душевной больницы» для детей осталось чуть больше полугода Подробнее >>



06.09.16. В Перми на Парковом проспекте открылся новый общественный центр Подробнее >>



06.09.16. Павел Селуков: «Мой гепатит» Подробнее >>

Архив новостей

ПИШИТЕ НАМ

palata@pgpalata.org

 





         

Версия для печати

30 октября 2008 года

 

 

Игорь Аверкиев

О здоровье, спорте, еде и нарциссизме

 

- В одном из интервью вы сказали: «Я как-то пытаюсь изменить окружающую меня жизнь к лучшему, к большей свободе и красоте». То, что вы решили заняться спортом, имеет к этому какое-то отношение? Если да – каким образом? Если нет – почему?

Ну, во-первых, в том интервью речь шла всё-таки об обществе, а не о себе любимом. Во-вторых, тогда, когда я начал заниматься своим телом, я ещё не смел так формулировать свое отношение к окружающей жизни. А в-третьих, то, чем я занимаюсь, вряд ли можно назвать «спортом» (хотя для простоты я говорю жене: «пошёл на спорт»): я ни с кем, ни в чём не состязаюсь, разве что с самим собой, никогда не участвовал ни в каких соревнованиях. Кроме того, то, что я делаю со своим телом, вряд ли можно отнести к какому-либо конкретному виду спорта. Наконец, я не подчиняю физическим упражнениям всю остальную свою жизнь, не погружён в спортивную субкультуру, не прибегаю для достижения лучших результатов к специальным изощрённым технологиям в питании, тренировках, экипировке, и уж тем более, в медицине. То, чем я занимаюсь, это, скорее, какой-то вариант физкультуры, фитнеса на основе очень любительского бодибилдинга.

Но Вы правы, содержать тело в порядке, расширять его возможности – это еще один способ быть чуть свободнее, независимее от обстоятельств. Да и настаивать на красоте и гармонии окружающего мира больше имеет право тот, кто в состоянии хотя бы себя содержать в приличном, не противном для окружающих виде.

- Всё-таки, как давно и каким именно «неспортом» вы занимаетесь? сколько раз в неделю? Как обычно проходят тренировки, где (дома или в спортзале)? Почему вы выбрали именно этот вид физкультуры/режима? У вас наверняка напряженный рабочий график. Когда и как удается втискивать в него спорт?

В моём случае всё началось достаточно давно. Я стал пытаться приучать себя к каким-то силовым упражнениям и бегу лет 35 назад, в отрочестве. Но системно, изо дня в день, я делаю это последние двадцать лет. За штангу взялся ещё в армии. Как многие безнадзорные новички – повредил спину, но обошлось. Продолжил в университете. Занимался с тяжелоатлетами, но не тяжелой атлетикой - штангистом быть не собирался. Штанга, гири, гантели - тогда это называлось атлетической гимнастикой, позже пришло слово «бодибилдинг». Лет в 25 выполнил первый разряд по гиревому спорту и на этом свою официальную «спортивную карьеру» закончил. После университета пытался заниматься дома, но регулярно никогда не получалось – очень тяжело с домашней мотивацией. Как только, в конце 80-х, в Перми стали открываться спортивные клубы – сразу переключился на них. За 20 лет сменил пять клубов.

Сейчас режим у меня такой: два раза в неделю - силовые тренировки по полтора-два часа. Каждый день - утренний бег, в основном по 6 километров, но два раза в неделю вместо 6 км. - спринтерские забеги. Бывают годы, когда я по несколько месяцев хожу в бассейн. И еще: дома у меня стоит «красный человек» - безответный синтетический «спарринг-партнёр», об него я время от времени «набиваю руку».

Время, конечно, самый дефицитный ресурс, но, с другой стороны, дефицит времени – это всего лишь вопрос приоритета. Например, все подчинённые, друзья и партнёры одного моего коллеги, не менее меня обременённого разнокалиберными обязанностями, знают, по каким именно дням он читает лекции в университете. Потому, что лекции для него – «святое». Они - единственный символ стабильности и непреходящих ценностей в его тягостно не стабильной, полной превратностей жизни - единственный долг, который не требует обоснования. От его коллег я постоянно слышу истории о том, как из-за университетских лекций он чуть не сорвал одно, как перенёс другое, как заставил считаться со своими академическими прихотями каких-то очень значительных людей. Так вот, моё «святое» - это «спорт» по вторникам и пятницам с 19 до 21 и бег по утрам. Потому-то почти всегда время находится. Если из-за какой-нибудь глупой травмы или болезни или из-за непреодолимого профессионального форс-мажора я пропускаю «спорт» - меня просто мучает совесть (это не метафора), я не нахожу себе места, пока не отдам самому себе это долг. Мне проще навлечь на себя многие другие неприятности, чем обречь себя на муки такой вот совести.

Почему я выбрал именно этот способ досаждать собственному телу? Просто мне кажется, что умеренный, без фанатизма и стероидов, бодибилдинг и бег – это наиболее гармоничные, гендерно адекватные и организационно не обременительные виды нагрузок для городского офисного мужчины. Кроме того, именно бег и бодибилдинг ближе всего к физкультуре, т.е., они максимально демократичны, не требуют долгой и нудной отработки специальных телесных практик, как игровые виды спорта, единоборства и другие. Притягательность бодибилдинга и бега в том, что они по-своему примитивны и доступны, если конечно не уходить в профессионалы.

Конечно, говоря о бодибилдинге, нельзя избежать темы мужского нарциссизма. Ведь нравиться хочется, прежде всего, самому себя. Себя в первую очередь хочется уважать, в том числе, и за содержащееся в порядке тело. Женщин можно обманывать одеждой, характером, статусом, а в любви тебе и вовсе простят любое тело, но себя-то не обманешь. Бескомпромиссная глубокоэшелонированная любовь к себе – это главное оружие в битве за собственное человеческое достоинство. И тело здесь - одно из полей битвы. Наверное, не такое важное как мораль или представления о прекрасном, но тем не менее.

Мне неприятно смотреть на себя хоть чуть-чуть обрюзгшего, я чувствую себя каким-то нечистоплотным, паршивым. Не могу я надевать на себя такое тело, мне неприятно в нём, как неприятно ходить в плохой и грязной одежде. Я хочу получать удовольствие, глядя на себя. Моё тело должно быть достойным меня. И поэтому всевозможные силовые и аэробные упражнения, подобранные к собственным телесным особенностям - важный инструмент для обретения в этой сфере хоть какой-то удовлетворенности.

Наконец, любые упражнения на силу и выносливость - это и лекарство от главного мужского страха: если что случиться - оказаться неготовым, неспособным, т.е. в момент опасности, вызова оказаться не самцом.

Одним словом, в моём и подобных случаях к занятию спортом приводят разнообразные комплексы урождённого «ботаника».

- Но почему тогда Вы выбрали этот ваш «любительский бодибилдинг», а не «любительский бокс», например, киокушинкай какой-нибудь или любое другое единоборство. Ведь эффект был бы тот же, может быть, даже больший?

Прежде всего, любые единоборства для освоения даже на любительском уровне, в отличие от силовых упражнений, требуют большего времени, большей квалификации, большей увлечённости, если хотите, чего я себе позволить не могу.

Кроме того, спортивные единоборства, на мой вкус, это уже немного слишком, «немножко множко», как прочитал я недавно в одном симпатичном переводном романе (спасибо переводчику). Если вы не собираетесь быть военным, служителем закона или бандитом и живёте в более или менее цивилизованном обществе, где за собственность и женщин, как правило, уже не надо драться в прямом смысле слова, то спортивные единоборства утрачивают своё изначальное значение как социально обусловленный тренинг. И если в это наше время вы посвящаете свой досуг единоборствам, значит, что-то у вас не ладится с социализацией. Сублимированная мужественность в современной городской жизни естественна и, наверное, оправдана, но именно поэтому и вульгарна.

Бег, плавание, любительский бодибилдинг вполне адекватны современной жизни. Они спасают от гиподинамии, связанных с нею болезней, позволяют, если что, вести себя физически адекватно.

Конечно, надо быть всегда готовым более или менее успешно подраться, в те редкие для нашей жизни моменты, когда это действительно очень нужно. И какой-то опыт в этом деле, конечно, желательно иметь. Но ради этого ходить из года в год три раза в неделю, или сколько там, в какие-то специальные места и тренироваться бить себе подобных – это уже, на мой вкус, из области психотерапии.

Другое дело, если вы, скажем, родились где-нибудь в забытом богом дагестанском селе в бедной семье без связей и высокопоставленных родственников, тогда, например, занятие вольной борьбой для вас - единственный способ «выйти в люди» в замкнутом, перегороженном вдоль и поперёк социальными барьерами клановом обществе. Или вы профессионал и для вас красивое и эффективное избиение человека на радость публике - это способ зарабатывания средств к существованию. Тогда, конечно, эта работа ничем не хуже любой другой работы.

- Еще одна ваша цитата: «Я просто искренне радуюсь, когда человек себя побеждает в чем-то, преодолевает, выбивает из жизни успех». Можете привести примеры людей из спорта, которые вас вдохновляют? Почему именно они?

К сожалению, этот вопрос как бы мимо меня. Во-первых, я почти никого не знаю в спорте, кроме Шварценеггера и еще 3-4 фамилий - просто не интересуюсь спортом как публичным делом. Во-вторых, я не думаю в этом смысле ни о себе, ни о людях спорта. Как они могут меня вдохновлять и на что именно? У них своя жизнь, у меня своя. Мы живём в совершенно разных смысловых пространствах. Конечно, я радуюсь за них, когда случается быть свидетелем их тяжёлых и славных побед. Но думать о них как о примере? Боюсь, мне уже достаточно лет, чтобы, стремясь к успеху, рассчитывать на силу чьего-то примера.

Кумиры – это палочки-выручалочки из пубертатной жизни. Кроме того, чтобы иметь кумиров – ими надо заниматься: следить за их жизнью, читать специальные журналы, смотреть телепередачи, болеть за них, подражать им, отстаивать их честь и достоинство в спорах с поклонниками других кумиров и т.д. и т.п. Представляете, какой всё это бред для человека, которому итак есть чем с удовольствием заниматься 25 часов в сутки.

Вы знаете, у меня есть одна фобия, точнее ксенофобия: я терпеть не могу болельщиков. Любых. Особенно, когда они свои невротические удовольствия упаковывают во всякие моральные и идеологические фантики. Прежде всего, в патриотические. Так было во время последних футбольных истерий. Вдруг миллионы российских мужчин и подростков стали российскими патриотами, воспылали любовью к Родине, к той Родине, которую они каждый день помаленьку предают и продают: плохо работают, не платят налоги, загаживают города и леса, пропивают судьбы своих жён, родителей и детей, трусливо подчиняются любому произволу и глупостям властей, не смеют протестовать, но по-лакейски обожают выпрашивать. Родина ждёт от них поступков, а они ей суют свои футбольные слюни и пьяную напоказ любовь. И власть им подыгрывает, её такие патриоты очень даже устраивают. Но я, кажется, отвлёкся.

- Какие перемены во внешности и внутреннем состоянии, по вашим наблюдениям, приносят регулярные занятия спортом? Конкретные вещи, которые вы заметили на своем личном примере? (например, стали увереннее, меньше нервничаете, исчезли лишние кг. на животе, можете легко принять стойку на голове или преодолеть несколько лестничных пролетов, не сбив дыхание и т.п.)

Что касается внутреннего состояния, то регулярные занятия спортом, кроме того, о чём я уже сказал, привносят в жизнь упорядоченность, размеренность, стабильность. Всё это может быть важным жизненным балластом или тихой гаванью для тех, кто живёт и работает в зонах высокой неопределенности, изматывающей конкуренции.

Физические упражнения – это и не очень обременительная возможность иметь успехи, над которыми ты более или менее властен. Эти маленькие успехи, победы над собой - просто еще один повод для радости, для оптимизма. Многим ведь этого не хватает в обычной жизни. Речь именно о физкультуре, о фитнесе, а не о большом спорте, где успех человеку стоит так же дорого, как в большом бизнесе или в большой политике.

Еще, правда, говорят, что регулярные «занятия спортом» дисциплинируют, тренируют волю и тому подобное. По-моему, это иллюзия. Все как раз наоборот: только люди, умеющие не потакать себе, способные к упорству, самодисциплине, могут рассчитывать на успех в физическом самосовершенствовании, да и, наверное, в любом другом. Чтобы кем-то стать, надо кем-то быть. В этом смысле и спорт высоких достижений и даже добротный регулярный фитнес по-своему элитарны. Условно говоря: те, кто Могут властвовать над своим телом - регулярно, годами ходят в спортзалы - их меньшинство. А те, кто Не могут - регулярно, годами заполняют трибуны стадионов и диваны у телевизоров - их большинство.

Про перемены во внешности… Тут всё вполне банально: перемены очевидны, если вы упорны. Они еще более очевидны, если у вас от природы талантливое тело, с готовностью откликающееся на любые ваши провокации, с чем мне, к сожалению, не повезло.

С одной стороны, я просто не помню себя, не могущим отжаться несколько десятков раз или с чрезмерно лишними килограммами, хотя склонен к полноте. И всё это, конечно, благодаря регулярным силовым упражнениям, бегу и сдержанному питанию. С другой стороны, с возрастом всё труднее поддерживать форму, и в смысле лишнего веса, и в смысле элементарной силы. Кто-то из врачей сказал, что мужчина после сорока природе не нужен. Есть в этом какая-то правда жизни. Такое ощущение, что старея, организм прогрессирует только в одной своей способности - извлекать жир буквально из всего, из самой малости и откладывать, откладывать, откладывать про запас.

Мой организм решил, что он уже не в состоянии обеспечивать хозяина достаточным количеством внутренней энергии, поэтому хозяина надо утеплять жиром. Он также решил, что уже не в состоянии наделять хозяина силой, достаточной для ответа агрессией на агрессию. Чем дальше от сорока, тем больше ударов мы с хозяином будем пропускать - решил организм, поэтому, чтобы уберечь внутренние органы от травм, нужно к скелетному и мышечному корсету добавлять серьёзный жировой амортизатор. Вот и старается организм, обеспечивает меня жиром изо всех сил. Типа сменил стратегию противостояния внешним угрозам. Я ему, организму, говорю: врешь ты всё и ленишься, ты еще многое можешь. Мало ли какая там в тебе возрастная программа. Я - не ты, мне программа не в генотипе даётся, я её сам вырабатываю - будем искать в тебе не задействованные резервы. В итоге, сил всяких тратишь всё больше, травмы всё чаще, результатов всё меньше. Организм хихикает. Но всё равно, само по себе единоборство с ним - очень даже захватывает, наполняет жизнь новыми ощущениями и переживаниями.

Но вас, наверное, интересуют какие-то конкретные показатели, цифры. С цифрами дело обстоит так: последние лет семь я стараюсь в себе поддерживать следующий примерный стандарт: жим штанги лёжа - рабочий вес («рабочий» это значит 6-8 раз в одном подходе) 105-110 кг.; различные виды подъёма штанги на бицепс - рабочий вес 50-60 кг.; подтягивание – 20 раз (никогда не получалось как следует подтягиваться); отжимание на брусьях – 25 раз; отжимание от пола на кулаках – 60. Утренний бег – 6 км. за 30 минут. Когда возвращаюсь домой один, как правило, поднимаюсь на свой 11 этаж пешком, через 1 или 2 ступеньки. Мне 48 лет, рост 176 см. Хороший вес – 81 кг. (жировая складка на животе в районе пупка - 7-8 мм.), плохой вес – 86 кг. (жировая складка – 16-18 мм). Сейчас вешу 83 кг. Брюки - 48 размер, пиджак - 54. Если докачусь опять до 86 кг. - брюки буду носить 50 размера. Большое несчастье тогда у меня будет.

Тренировки, как уже сказал, 2 раза в неделю. Раньше было 3 раза, но лет с 43-х организм перестал успевать восстанавливаться – пришлось сократить еженедельную дозу. Одна тренировка – 6 упражнений по 4-6 подходов каждое, но не всегда получается сделать все 6 упражнений. Упражнения на все основные группы мышц, но на ноги совсем немного: после череды околоспортивных травм приходится ограничиваться в основном бегом. Комплекс, а иногда и методику, меняю один раз в 3-4 месяца - организм нужно постоянно удивлять, чтобы он не расслаблялся.

- Что в спорте дается легко и приносит удовольствие, что, наоборот, получается с трудом и почему?

Главная моя проблема в этих делах – физически я совершенно не одарён. Мой организм изначально не предрасположен к серьёзным физическим нагрузкам: ни к силовым, ни к аэробным. От природы сильного мужчину можно узнать по запястьям – широким и бугристым в местах крепления мышц и сухожилий. У меня запястья – тонкие и плоские.

По конституции я вроде бы нормастеник, но родился явно под миссию «кабинетного червя»: костяк субтильный, высокая талия, длинные руки-ноги, суставы слабые, сухожилия тонкие. Только плечи от рождения более или менее, за счет них и всё остальное как-то подтягиваю. Самое слабое моё место – это ноги, они просто пасынки у моего организма.

Поэтому с трудом даётся почти всё. Т.е., чтобы достичь конкретного результата, мне всегда нужно затратить значительно больше времени и усилий, чем большинству коллег по тренировкам. С бегом и плаванием тоже всё не слава богу. Каждое утро с лёгкостью и душевным подъёмом я пробегаю только первые 50 метров, остальные 5 950 метров я бегу из последних сил. Конечно, бывают счастливые дни, когда от начала до конца бега летишь как на крыльях любви, но это чудо не чаще 2-3 раз в год бывает.

Впрочем, и мне в чём-то немного повезло. Это что-то называется трицепсом. Эти мышцы у меня всегда на всё готовы, никогда не подводили, они, собственно, и визуально наиболее развиты. Трицепсы первыми и максимально реагируют на любую нагрузку в плечевом поясе. Именно они вытягивают многие упражнения, в общем-то не для них предназначенные, например, жим лёжа.

Есть у меня странный изыск в организме, который, может быть, многое объясняет, а, может быть, и нет. С юности у меня повышенное артериальное давление, но как проблему я его никогда не чувствовал. Сейчас рабочее давление – 150/100 и не могу сказать, чтобы на мне это как–то сказывалось. Но, вполне возможно, что именно из-за такого давления у меня так со скрежетом всё идёт в спорте. Я как бы излишне вялый для всего этого. Те немногие врачи, с которыми я пытался посоветоваться по этому поводу, просто считают, что такое давление и мои физические нагрузки - несовместимы. Правда, при этом они никак не могут объяснить, как мне всё-таки удаётся их совмещать последние 20 лет.

Нет, как-то всё не так выглядит, как на самом деле. Получился я какой-то спортивный страстотерпец, схимник и фанатик. Всё не так. На самом деле всё легче и проще. И на спорт у меня уходит, вместе с думами о нём, не так много времени, как, может быть, показалось. И удовольствий от всего этого гораздо больше, чем всяких неприятностей, просто удовольствия, почти всегда после, а не во время.

- Что вы говорите себе, когда вам категорически не хочется идти на тренировку: устали, лень и т.п. Какой стимул срабатывает?

Усталость бывает разная. Есть усталость, которой не надо сопротивляться – организм реально почти при смерти, поэтому пусть отдыхает. А есть, например, усталость от нервного, бестолкового дня: всё плохо, ничего не хочется, ничего не получается и т.п. Вот здесь уже приходится настаивать, собирать по сусекам внутренние аргументы.

Но труднее всего бороться не с усталостью, а с соблазнами. Ведь сколько более сладких или более полезных вариантов провести вечер. Так много остается после семи вечера всякого недоделанного, недописанного, недочитанного - очень лично важного, интересного - а тут абсолютно неуместно нужно «идти на спорт». Кроме того, с тренировками почти всегда конкурируют близкие любимые люди и производимые ими удовольствия.

Как себя заговариваю от совращения? Прием называется «во имя». Мне всегда есть во имя чего все бросить и идти на тренировку. В случае острого соблазна или лени я рисую в воображении ужасные картины собственной деградации, распущенности, презрения окружающих, недополучения возможного счастья и т.д. А поскольку с воображением у меня всё в порядке, то часто это срабатывает, хотя и не всегда. Плюс, как я уже говорил, сопротивляться соблазнам подталкивает и нежелание испытывать гарантированные муки совести за проявленную слабость. Иногда можно обмануть себя и совсем «в лёгкую». Примерно так: «если вот это смогу, значит, смогу и многое другое, значит, в самом деле крутой».

- Есть ли у вас тренер, который вас направляет, помогает в работе над собой? Вообще, вы тренируетесь в одиночестве или предпочитаете большую веселую команду?

Ни то, ни другое и ни третье. Нас просто двое: я и Сергей Владимирович Максимов. Мы вместе работаем с 1994 года и вместе «ходим на спорт» уже лет 12. Кто разбирается – тот понимает, как важен партнёр в этом деле. Мы друг другу и партнёры, и тренеры, и няньки, если надо. Есть такое хорошее русское слово «товарищ», несколько извращённое советским официозом, но в основе своей очень правильное для отношений менее интимных, чем дружеские, но более прочных и осмысленных. Так вот, мне не сказано повезло с товарищем, не знаю, правда, насколько повезло Сергею Владимировичу, может быть, и не очень.

-Как вы относитесь к бодибилдингу – это искусство, красивый спорт и гармония тела и духа или психический диагноз: «зацикленность» на себе и своей внешности?

Это и то, и другое, и третье, в зависимости от того, в чьи руки попадут технологии бодибилдинга. Главное, чтобы «ничто не слишком», если это, конечно, не ваша профессия.

Горы мяса профессиональных бодибилдеров мирового класса это, по-моему, некрасиво. Есть в их телах что-то извращенное, находящееся за пределами вида Homo sapiens, тем более, когда знаешь, какой ценой и каким издевательством над организмом даются такие формы. Но я понимаю, как заводит стремление к идеалу, несмотря на удручающую относительность этого самого идеала.

Для меня неизощрённый любительский бодибилдинг это естественный, лежащий на поверхности способ гармонизации «души и тела». Я просто настаиваю на том, что это наш цивилизационный, даже видовой, долг: любой «умственный человек», по крайней мере, мужчина, просто обязан совершенствовать тело, а любой «телесный человек» просто обязан совершенствовать голову. Глобальная ксенофобическая рознь между «гопниками» и «ботаниками» ослабляет человечество больше, чем любые национальные и политические конфликты, особенно в наше время с его принципиальным смешением стилей, жанров, гендерных ролей, профессий, архетипов и прочих заскорузлостей. Да и вообще, абсолютные «ботаники» и абсолютные «гопники» так же скучны и банальны, как женственные женщины, мужественные мужчины, дряхлые старики, инфантильные дети и прочие очевидные сущности.

-Все время заниматься спортом «через не могу» – тяжело. И физически, и психологически. Многие из-за этого начинают, но быстро бросают -- ходить в спортзал, плавать и т.п. Вы считаете, что спорт – это всегда преодоление и боль в мышцах ради чувства гармонии и упорядоченности, красивого подтянутого тела после или все-таки можно и нужно получать удовольствие от самого процесса тренировки: скажем, от движения, воздуха и тп во время пробежки или воды и движения во время плавания и т.п.? Какая установка вам ближе?

Удовольствие и польза - несовместимы, с этим надо смириться. Нет, они не отрицают друг друга, просто у них никогда не получается совпасть.

Если ты плывешь вольготно, не особо напрягаясь и чувствуешь себя вольным водным зверем, гладким сильным китом, легко и мощно рассекающим жидкое тело океана - это замечательно, но ты должен понимать, что, бороздя водную гладь именно таким образом, ты быстрее и дальше плавать не научишься, зато, конечно, будет, о чём написать. Но если ты плывёшь на время, изо всех своих сил и чувствуешь себя всего лишь упрямым человеком, с трудом преодолевающим сопротивление чуждой стихии, значит, ты в самом деле тренируешься, и послезавтра проплывёшь чуть быстрее, чем сегодня. Хорошо всегда потом, когда уже смог.

В общем, между пользой и удовольствием есть некая причинно-следственная связь. И это главное. Чем честнее и безжалостнее к себе ты тренируешься, и добиваешься-таки своих тяжёлых успехов, тем чаще тебе будет удаваться вдруг почувствовать себя тем самым могучим китом или способным на всё львом-трёхлетком.

- Если возможно, расскажите об аварии: когда и где это случилось? Насколько серьезно вы пострадали? Считаете ли вы, что хорошая физическая форма сыграла роль защиты и вам не пришлось иметь дело с травмой позвоночника? Как проходила реабилитационная программа?

Очень комфортная, надо сказать, была авария. Я даже испугаться не успел – так быстро потерял сознание. Как я потом понял, наша машина на полной скорости не вписались в поворот, съехала с дороги и несколько раз перевернулись. Мы с Сергеем Владимировичем сидели сзади, естественно, ремнями пристёгнуты не были. В итоге, водитель сломал ногу и несколько рёбер, у Сергея Владимировича сотрясение мозга, у меня – компрессионный перелом позвоночника. Тоже не ахти какая травма: пара позвонков из-за сжатия немного покрошились, но спинной мозг никак не пострадал. В том, что мы очевидно легко отделались, везения, по-моему, было всё-таки больше, чем заслуг физической подготовки, хотя врачи и в самом деле хвалили «хороший мышечный корсет».

Три месяца пришлось пролежать, потом еще полгода проходить в специальном корсете. Сидеть было нельзя – только лежать и ходить. Приучился и очень понравилось работать стоя, дома и в Палате соорудили что-то вроде бюро. С тех пор приобрёл замечательную привычку: стоять мне приятнее, чем сидеть.

Делать специальные упражнения на спину я начал еще в лежачем режиме, где-то через месяц после травмы. Уже через 4 месяца я в корсете бегал. Вся эта реабилитационная программа просто очень увлекала. Было интересно осваивать и усовершенствовать новые упражнения, да ещё в необычных обстоятельствах. Параллельно было много интересной рабаты: мы тогда проводили необъятную комплексную экспертизу всей государственной «сиротской политики» в регионе и разрабатывали программу реформы в этой сфере, направленную на продвижение семейных форм воспитания детей-сирот. Был 2002 год. В итоге реформа, с нашей подачи, в Пермском крае удалась. Сейчас, спустя 6 лет, пришла очередь исправлять её естественные негативные последствия.

Вообще сама травма, её проживание, как и авария, тоже была какой-то комфортной, ничего особенно не болело, только амнезия была странная. До сих пор в памяти провалы – я не помню многие эпизоды в первый месяц после аварии. Многое, что мне рассказывали из этого времени, я не то что не помнил, я просто не знал, что это со мной было. Очень интересное состояние: во мне живёт часть меня, которую я совершенно не знаю или еще забавнее – знаю только по рассказам, как об очень раннем детстве.

Кстати, это был последний случай (мне был 41 год) когда на мне всё заживало как на собаке, все последующие травмы (в последние годы мне не везёт с ногами) норовят превратиться в хронические болячки, но спуску я им не даю.

- Какое место в вашей жизни занимает еда? Как вы считаете к ней правильно относится: топливо для обеспечения нормальной жизнедеятельности, источник удовольствия, одна из радостей жизни? Как вы сами питаетесь: сколько раз в день, какие в основном блюда/продукты и почему ? Какие блюда/продукты стараетесь не употреблять (если есть такие) и почему?

Вы мне всё предлагаете поиграть в «или - или», а мне неинтересно выбирать между двумя очевидными крайностями. Я по жизни - радикальный центрист.

Конечно, нужно ограничивать себя в еде, особенно тем, кто, как я, склонен к полноте, и, конечно, нужно меньше есть всякой вкусной вредной гадости. Здоровье, действительно, напрямую и жёстко, зависит от того, что и как ест человек. Но еда и секс – это директивные для человека удовольствия, для любого живого существа. Значительные ограничения в этих удовольствиях чреваты системными сбоями в душе и теле.

Что я делаю для пользы и здоровья? Я очень люблю жареное и копчёное мясо, колбасу и прочее, но я ничего такого не ем. Дважды в день я ем животный белок: 150-200 гр. обезжиренного творога и 100-150 гр. варёных кальмаров, осьминогов или каракатиц. Но 2-3 раза в неделю одну из белковых порций заменяю рыбой или курицей. Люблю макароны и жареную картошку, но картошку стараюсь не есть никакую, тем более жареную, макароны изредка ем, но не чаще 1-2 раз в месяц. На гарнир всегда овощи, в основном зеленые, минимум корнеплодов и бобовых. Жена отлично готовит всё что угодно. Овощной суп на овощном бульоне в её исполнении так же вкусен, как на мясном. Вместо сметаны - нежирный йогурт.

Есть такая русская привычка – заедать всё хлебом. У меня как-то постепенно и естественно выработалась привычка заедать всё листьями зелёного салата. По вкусу зелёный салат так же, но только по другому, нейтрален, как хлеб. Хлеб, только ржаной и зерновой, всё-таки иногда ем, но мало и почти как отдельное блюдо. Конфет и сладкого мучного почти не касаюсь. Никаких пирогов. Много съедаю фруктов, до килограмма в день, слишком много, пытаюсь ограничиваться, но не очень получается. Очень люблю молоко, но стараюсь его пить отдельно от всего остального. Не очень строго, но стараюсь соблюдать законы раздельного питания: не есть углеводы с белком, белок с белком, углеводы с углеводами; всё сочетать с клетчаткой, с зеленью.

Труднее получается ограничивать себя в объеме еды за один приём, но стараюсь. На своем опыте знаю, как эффективно для веса не есть после семи вечера. Сверх эффективно. Но образ жизни не позволяет ужинать дома до 19, а доходы не позволяют каждый вечер вовремя ужинать в ресторанах и кафе. Сухомятки на работе хватает и днем – творог и осьминогов ношу с собой.

Одним словом: днём сплошной аскетизм в виде творога и гадов морских. Вкусное: супы, салаты, немного хлеба и много фруктов – утром и вечером. В выходные - отлично приготовленные рыба и птица. И повсюду зелёный салат. Баланс такой: основная еда: нежирный животный белок и овощи, в основном зелёные, на сладкое – фрукты; всё жирное мясное, колбасное, консервированное, майонез, яйца, сладкое мучное и сладкое газированное - исключено; углеводы очень ограничиваются: зерновые, бобовые и клубневые – в 2-3 раза меньше обычного в России мужского рациона. Но этих правил, с различными изменениями, я придерживаюсь всего 7 лет.

Что я делаю для удовольствия? Утром и вечером съедаю по одному зефиру, но только Пермской кондитерской фабрики, сорта «Нежный» или «Ванильно-сливочный» - самый вкусный зефир на свете, а пробовал я очень много. Это не реклама, этот зефир нигде, кроме Перми, не продают. Ещё 1-2 раза в неделю – немного шоколада. Шоколад только чёрный, желательно, чтобы какао не менее 60 %. Кроме того, я кофеман и микро-алкоголик. В день выпиваю 3-4 чашки «эспрессо» в основном без сахара. Дома и на работе пью лёгкий французский или бельгийский кофе, в кофейнях приходится – суровый итальянский. Обязательно каждый день - по 100-150 гр. красного сухого вина. Каждый же день пью и что-нибудь крепкое. В зависимости от настроения это может быть текила, ром, кальвадос, но в основном виски или коньяк. Но пью очень понемногу: один глоток утром, один вечером, один обязательно после тренировки, на этот случай ношу с собой фляжку. В итоге, ежедневно получается около 40 грамм сорокаградусных напитков. Пью только то, что считаю очень вкусным. Мне очень повезло: я не получаю удовольствия от опьянения. С детства терпеть не могу пьяных, особенно пьяные разговоры.

Есть еще специальная технология нарушения собственных запретов. Главное, нарушаться они должны не спонтанно, по прихоти, а строго по правилам.

Т.е., мясо и колбасу я всё равно люблю, а быть фанатиком терпеть не могу. Поэтому позволяю себе следующее: я часто летаю на самолётах – в среднем 1-2 раза в месяц – а в самолётах, как известно, кормят, немного, но всегда чем-то колбасно-мясным, вот я и объявил себе официальную самолётно-колбасную амнистию, тем более, что одноразовая доза там - не более 30-50 грамм.

Большая амнистия объявляется на 3 новогодних дня. Но это форменный гастрономический разврат. От таково количества жареного мяса и зимнего салата иногда происходит что-то вроде отравления, никакая зелень не помогает.

Определенные послабления считаются допустимыми и во время отпуска, и командировок. Творог можно заменять рыбой, рыбу – курицей, 2-3 раза за двухнедельный отпуск можно пообедать жареным мясом, столько же раз можно поесть спагетти. Бывая в средиземноморских странах, если бы позволяли доходы, ел бы только жареных осьминогов и улиток и был бы счастлив.

- По вашим наблюдениям, спорт делает человека лучше? Журналисты, и западные и наши, любят показывать /рассказывать, как политики занимаются спортом. Имеет ли смысл больше доверять политику, если он занимается спортом?

Спорт не имеет никакого отношения к проблем добра и зла, морально спорт нейтрален. Наши, то ли наивные, то ли не адекватные чему-то милицейские и образованческие чиновники из кожи вон лезут, чтобы загнать уличных подростков в спортивные секции, якобы отвлекая, спасая их от «тлетворного влияния улицы». А уличные банды и ОПГ как состояли сплошь и рядом из спортсменов, так и состоят. Спортом общественных проблем не решить. Футбольные, хоккейные и прочие победы не повышают производительность нашего труда, не делают сильнее и ответственнее нашу политику, мощнее и эффективнее - нашу армию, в общем, не делают страну лучше. Впрочем, как и религия, шоу-бизнес и прочие мотивационные суррогаты. На другом уровне происходят прорывы людей и стран к светлому будущему.

Спорт не меняет душу и характер человека, но частично их раскрывает, как служба в армии раскрывает мужчину. Если политик регулярно занимается чем-то спортивным и имеет очевидные результаты, то, с большей или меньшей вероятностью, можно сказать, что его «волевой барьер» - выше среднего, что у него есть навыки самодисциплины, осознанного структурирования собственного пространства и времени. Скорее всего, он более, чем многие его коллеги, в состоянии контролировать свою агрессивность, но именно контролировать. Спорт лишь канализирует агрессивность, но не подавляет её. «Спортивность» многое говорит и об особенностях психологии, о мотивах в публичном поведении и т.п.

Однако сегодня и здесь можно обмануться. Современные технологии тренинга и воздействия на биохимические процессы в организме человека позволяют физически совершенствовать человека без особого подключения его воли и разума. Поэтому сегодня, при соответствующих доходах, в принципе, вполне обычный слюнтяй в состоянии обрести «силу и тело». Но, естественно, очень высоких показателей только таким образом не достигнуть.

- Представьте себе обычного взрослого человека: у него полно забот и хлопот, он курит, устает по вечерам, здоровье не очень…Чувствует, что спорт ему поможет, но все никак не соберется – в бассейн , бегать по утрам и т.п. С чего бы вы посоветовали ему начать? Что могло бы стать стимулом?

Если у этого «обычного простого человека» всё так плохо и запущено, то главное для него - смочь почувствовать себя самым распоследним дерьмом. Так почувствовать, чтобы брезгливости к себе хватило хотя бы на полгода регулярных занятий, а там, может быть, повезёт, и он втянется.

Оригинал статьи здесь: http://www.healthnews.ru/articles/article/show/3320.htm

 

Добавить комментарий

Ваше имя
E-mail
Ваше сообщение
Код подтверждения

Комментарии

Комментариев нет